21 марта, 2016

Психология городского пространства

Почему одни города или районы кажутся удобнее и безопаснее, а другие вызывают тревогу и отчуждение? Как современная урбанистика помогает снизить психологические риски от пребывания человека в мегаполисе? Мы предложили прокомментировать эту тему доценту Кафедры акмеологии и психологии профессиональной деятельности ИОН РАНХиГС и гендиректору Psy.lab.FOCUS Кристине Иваненко.

— Когда человек ощущает город «своим» — когда «чужим»?

— Интересно, что субъективно ощущаемая грань между «своим», частным пространством и публичным, общественным далеко не всегда совпадает с юридической границей собственности. Грамотные архитектурные решения могут раздвинуть личное пространство (родное, безопасное, уютное — иначе говоря, зону комфорта) далеко за пределы квартирной двери и даже подъезда. Хороший критерий того, что архитектурный фокус расширения пространства удался — когда у жильцов многоквартирного дома создается ощущение, что их владения простираются далеко за пределы собственного жилья. «Это вот наш пруд, там наш парк, тут наша любимая библиотека» и прочее. Как мне однажды сказал сосед: «Мне кажется, я могу ходить в нашу булочную в домашних тапочках» — при том, что она находится в 300 метрах от дома и никак не связана с ЖК юридически. Если этого эффекта удается достичь, у жильцов возникает не только чувство психологического комфорта, безопасности, но и ощущение личной ответственности за «свои» пространства, желание заниматься ими, обустраивать, улучшать.


— Как архитектурные и планировочные решения могут способствовать преодолению отчуждения?

— Ответом будет персонализация: индивидуализированные фасады и колористика домов, которые создают чувство своего, уникального, неповторимого жилища. Во-вторых, формирование застройки по квартальному типу, которое позволяет создавать внутренние дворы, органично отгороженные от «внешнего» мира не заборами, а самой формой постройки. К слову, двор — ценнейший социальный феномен, почти канувший в лету — является важным институтом социализации. Озеленённый двор без машин, с лавочками и качелями, детскими площадками и клумбами, где могут безопасно играть дети и общаться взрослые — важное условие психологического комфорта жителя мегаполиса. Другой результативный шаг — организация на первых этажах домов функциональных пространств с витринными окнами: булочные, кафе, магазины, салоны красоты, пункты проката спортивного инвентаря, пространства коворкингов. Все эти вещи выполняют не только эстетическую и утилитарную функцию, но и коммуникативную: это места, где вас знают по имени, где вы ежедневно встречаете соседей, с которыми можно перекинуться парой слов. В созданных по таким принципам публичных пространствах возможно конструирование общественной жизни, наполненной эмоциональными связями и теплыми человеческими отношениями.

— Как архитектурные и планировочные решения могут способствовать преодолению отчуждения?

— Ответом будет персонализация: индивидуализированные фасады и колористика домов, которые создают чувство своего, уникального, неповторимого жилища. Во-вторых, формирование застройки по квартальному типу, которое позволяет создавать внутренние дворы, органично отгороженные от «внешнего» мира не заборами, а самой формой постройки. К слову, двор — ценнейший социальный феномен, почти канувший в лету — является важным институтом социализации. Озеленённый двор без машин, с лавочками и качелями, детскими площадками и клумбами, где могут безопасно играть дети и общаться взрослые — важное условие психологического комфорта жителя мегаполиса. Другой результативный шаг — организация на первых этажах домов функциональных пространств с витринными окнами: булочные, кафе, магазины, салоны красоты, пункты проката спортивного инвентаря, пространства коворкингов. Все эти вещи выполняют не только эстетическую и утилитарную функцию, но и коммуникативную: это места, где вас знают по имени, где вы ежедневно встречаете соседей, с которыми можно перекинуться парой слов. В созданных по таким принципам публичных пространствах возможно конструирование общественной жизни, наполненной эмоциональными связями и теплыми человеческими отношениями.

В таких пространствах можно почувствовать себя частью микро сообщества, объединенной группы людей, а не крупицей в потоке транзитной обезличенной толпы Толпа общества не создает. И долгосрочных эмоциональных связей тем более. — Может ли архитектура снизить уровень тревожности человека в городе?

— К сожалению, тревожность давно стала неотъемлемым спутником жителя мегаполиса. Она стала нормой. Фоновая тревога почти незаметна, когда здоровье, силы, настроение человека на высоте. Но как только ресурсов организма и психики для подавления тревоги начинает не хватать, на свободу вырывается негатив — беспричинные всплески агрессии, фобии, апатия, депрессия. Грамотно продуманная городская среда может дать жителям недостающую энергию, снизить тревогу и агрессию. Типовая серая высотная застройка, обезличенные прямоугольные формы, неотличимые друг от друга контуры и текстуры создают атмосферу скуки, уныния, беспомощности. Мы не всегда фиксируем это на сознательном уровне, потому что привыкли к окружающему контексту. Но даже на подпороговом уровне осознания визуальный ряд сильно влияет на нашу психику, задает образ мысли, транслирует установки. Что предпочтительнее для благополучия психики? Во-первых, разнообразие форм и цветовой палитры пространства, не разрушающее архитектурной и визуальной целостности города. В однородной, однотипной среде, которая в психологических исследованиях называется «обедненной», даже детеныши шимпанзе развивают свое мышление только наполовину возможностей, а крысы теряют мотивацию бегать по лабиринту. Что говорить o человеке!

Во-вторых, важен разноуровневый городской силуэт, который не заставляет человека чувствовать себя ничтожно маленьким. Ощущению безопасности способствует и прозрачность, транспарентность среды. Высокие, неприступные и не пропускающие свет заборы, массивные решетки на окнах первых этажей одним своим видом создают видимую агрессивность, недружелюбность среды. Прозрачные входные группы, уютная инфраструктура на первых этажах домов, легкие конструкции заборов и частичная их замена на «зеленые изгороди», хорошая освещенность улиц — путь к снижению уровня тревожности. — Как на горожанина влияет переизбыток и хаотичность информации — рекламных конструкций, вывесок, такая «замусоренность» пространства? — Наполненность, уют, целостность осмысленность пространства влияют хорошо. Информационный переизбыток, хаос и засоренность, с точки зрения психологии восприятия, — плохо. В современное digital время, когда мы, не отрываясь, смотрим на экраны гаджетов, не останавливаясь поглощаем информацию в теле, радио формате, в печатном виде — перегруженность настолько велика, что мозг едва может справиться с обработкой потока всей поступающей информации. Информационная картина становится все более расщепленной, разнородной, твиттеризированной — миллионы фактов, мнений, идей и оценок противостоят друг другу, найти истину в этих потоках информации всё труднее. Когда мозг пытается употребить больше, чем способен, это приводит к пагубным когнитивным последствиям. Поэтому необходимо регулярно устраивать себе digital дэтокс — информационную диету. Для жителя мегаполиса короткая прогулка или несколько минут разглядывания пейзажа за окном — хорошая возможность разгрузить психику Но только при условии, если город представляет собой гармоничную визуальную среду, если он говорит со своим жителем эмоциональным языком образов, а не агрессивным навязчивым языком хаотичной информации — рекламы, слоганов и цифр.

— А вот такое понятие как «экологичность», что оно обозначает в психологии применительно к городу?

— По сути, экологичность — это проверка на отсутствие негативных последствий в результате каких-либо действий, изменений. Экологично — значит бережно в отношении существующего, не нарушая гармонии. Экологичны те действия, которые не вызовут фатальных, негативных последствий, не порвут существующих связей, не нарушают баланса. Этот термин корректен в отношении изменений как в человеке, так и в городе. Например, можно учить ребёнка плавать, неожиданно бросив его в бассейн — но это не экологично. Бороться с проблемой трафика неожиданно, закрыв, например, въезд в центр города для автомобилей, не экологично. И мегаполис, и человеческая личность — это сложные целостные системы, у которых есть своя внутренняя экология Необдуманные изменения одной части системы могут вызвать конфликты в другой. Так что, планируя любые глобальные изменения городской среды, необходимо проводить экологическую проверку: Каковы будут последствия? Как это отразится на функционировании всей системы и ее отдельных элементов? Улучшит ли это жизнь горожан? Движет ли это развитие города в сторону желаемых целей?


— Есть ли у психологов ответ на вопрос, какой цвет должен быть у жилья? Должен ли он соответствовать классу жилья или предполагаемому контингенту жителей?

— Конечно, стиль жилого комплекса и, в частности, цвет его фасада, является важным фактором, привлекающим определенную целевую аудиторию — контингент того или иного возраста, образа жизни, вкусовых предпочтений. Жилые объекты одной ценовой категории, но разных стилей привлекут разных покупателей и тем самым создадут разные субкультуры Обилие декора, лепнины, теплых тонов и золотых акцентов привлекают состоявшихся людей, для которых, тем не менее, остается важным подчеркнуть свой статус. Жильцы таких домов весьма консервативны и разделяют классические ценности. Радикальные и, возможно, вызывающие архитектурные ансамбли соберут под своей крышей нонконформистов, которым нравится выражать свою независимость от мнения большинства. Большие окна и необработанный кирпич лофтов выберут горожане, которым важна творческая, богемная ипостась себя и окружающего мира. Хорошая спортивная инфраструктура, наличие стадионов и спортзалов в непосредственной близости от дома, удобные варианты хранения велосипедов и сноубордов станут магнитом для людей, которым важен спорт.

— А как насчет колористики объектов инфраструктуры — садиков, школ, больниц, а также гаражей, техстанций, автосервисов?

— Мы же говорим не o городах-радугах, как Сан-Франциско, Рио-де-Жанейро или Чинкве-Терре, а более спокойных в цветовом отношении центрах урбанизации, да? Если так, то цвет здания может привлечь к нему внимание, обозначить функцию объекта, выделить его целевое назначение. Постройки, предназначенные для детей, есть смысл выполнять в ярких, жизнерадостных цветах (что, конечно, не отменяет необходимости соблюдения эстетических канонов, вкуса и чувства меры). Для ребенка очень важна индивидуальность и эмоциональная привлекательность здания, в которое он приходит каждое утро — школы или детского сада — в психологии это называется «положительная валентность». Здание должно нравиться. Кроме этого, оно должно быть «интересным», чтобы не надоесть. С этим хорошо справляются стеклянные и зеркальные поверхности, которые отражая окружающий мир, меняют здание в зависимости от погоды, времени суток и сезона.

Медицинские учреждения одним своим видом должны создавать ощущение чистоты, надежности и оптимизма. Что касается последнего, отличный пример — Московский Центр детской гематологии, онкологии и иммунологии, выполненный в ярких, сочных цветах. Одним своим фасадом это здание транслирует установку «все будет хорошо». Что касается вспомогательных функциональных объектов — техстанций, автосервисов — цвет таких построек стоит выбирать с учетом их назначения. Лучше, если они заметны, привлекают к себе внимание, но не выпадают из окружающего контекста. Здесь полезно единообразие. Горожанин чувствует себя увереннее, если знает, что места с тем или иным функционалом по всему городу обозначены одним цветом.

— «Полезно» ли городу быть ярким? Городу полезно быть гармоничным, целостным, сбалансированным, представлять собой гештальт, в котором разные элементы не входят в диссонанс. А с помощью какой палитры красок это достигнуто — серьезных, сдержанных или ярких, насыщенных цветов — думаю, не имеет значения. Это зависит от истории и темперамента города. — Каким должно быть освещение в ночное время? Освещение — это очень важный момент. Высокий уровень горизонтальной освещенности должен сопровождаться хорошей вертикальной освещенностью. Многочисленные исследования показывают, что улучшение уличного освещения приводит к резкому снижению числа ДТП и ночной преступности. Хороший уровень уличного освещения придает жителям города большее ощущение безопасности, создает дружелюбную атмосферу в городе и повышает качество жизни в нем. Уличные фонари и светильники создают особую городскую атмосферу, по хорошо освещенным пешеходным зонам хочется гулять.

Источник: Архсовет Москвы